Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:28 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
- Я раз с мокрухи шел, на душе тоска, сомнения всякие — короче, душевная слабость. А там ларек с иконками, книжечки всякие. Ну я одну и купил, "загробная жизнь" называется. Почитал, что после смерти бывает. В натуре, все знакомое. Сразу узнал. Кэпэзэ, суд, амнистия, срок, статья. Помереть — это как из тюрьмы на зону. Отправляют душу на такую небесную пересылку, мытарства называется. Все как положено, два конвойных, все дела, снизу карцер, сверху ништяк. А на этой пересылке тебе дела шьют — и твои, и чужие, а ты отмазываться должен по каждой статье. Главное — кодекс знать. Но если кум захочет, он тебя все равно в карцер засадит. Потому что у него кодекс такой, по которому ты прямо с рождения по половине статей проходишь. Там, например, такая статья есть — за базар ответишь. И не когда базарил где не надо, а вообще, за любое слово, которое в жизни сказал. Понял? Как на цырлах ни ходи, а посадить тебя всегда есть за что. Была б душа, а мытарства найдутся. Но кум тебе срок скостить может, особенно если последним говном себя назовешь. Он это любит. А еще любит, чтоб боялись его. Боялись и говном себя чувствовали. А у него — сияние габаритное, крылья веером, охрана — все дела. Сверху так посмотрит — ну что, говно? Все понял?
...
- Смотри, при Сталине после смерти атеизм был, а теперь опять религия. А по ней после смерти все как при Сталине. Ты прикинь, как тогда было. Все знают, что по ночам в Кремле окошко горит, а за ним — Он. И он тебя любит как родного, а ты его и боишься до усеру, и тоже как бы любить должен всем сердцем. Как в религии. Я про Сталина почему вспомнил — стал думать, как так можно — бояться до усеру и одновременно любить всем сердцем.
Главное, тьма там и скрежет зубовный. Я как прочел, полчаса потом думал, какие у души зубы. Чуть крыша не съехала. Потом дальше стал читать. Так понял, что если говном вовремя назовешься, даже не назовешься, а в натуре поймешь, что всегда говном был полным, тебе амнистия выйдет — в рай пустят, к нему. Главный кайф у них, как я понял, на кума все время смотреть, как он на трибуне парад принимает. И ничего им больше не надо, потому что там или это, или зубами у параши скрипеть, и все. И главное, сука, главное в этом деле то, что другого и быть ничего не может — или на верхние нары, или в карцер. Короче, всю систему просек. Только не въехал, кто так придумал круто?
...
— Чего скажу? Как вверху, так и внизу. А как внизу, так и вверху. А когда все вверх дном, как объяснить, что ни верха нет, ни низа? Вот и говорят на Руси — ночью жопа барынька.
— Во прется чувак, — сказал Колян. — Даже завидно. Ты сколько съел-то?
— Тебя самого не прет, что ли? — спросил Шурик. — По всему загробному миру только что проехал. И еще нас с собой прокатил. У тебя, оказывается, не только мент с адвокатом внутри, у тебя еще и целый синод.

@темы: Виктор Пелевин

18:25 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— В лес бежим, быстро! — повторил Володин и вскочил на ноги.
— Какой лес? Ведь никакого леса нет на самом деле!
— Ты, главное, беги, а лес образуется. Давай беги! И ты, Колян, ноги делай. Сбор у костра.

@темы: Виктор Пелевин

17:42 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Котовского не надо было уговаривать. Белые дорожки, которые он насыпал на поверхность стола, скорее походили на два недостроенных шоссе. Совершив все необходимые манипуляции, он откинулся в кресле. Выждав из вежливости минуту, я спросил:

— И часто вы о России думаете?
— Когда в Одессе жил, каждый день думал не менее трех раз, — сказал он глухим голосом. — До того доходило, что кровь из носу шла. Потом бросил. Не хочу от чего-то зависеть.

@темы: Виктор Пелевин

06:05 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
У входа стоял высокий широкоплечий человек в серой паре и малиновой косоворотке. Его лицо было волевым и сильным — если бы его не портил скошенный назад маленький подбородок, оно великолепно смотрелось бы на античном барельефе. Он был брит наголо, а в руках у него было по револьверу. Оба офицера замерли на месте, бритый господин быстро подошел к нашему столу и остановился, приставив свои револьверы к их головам. Штабс-капитан быстро заморгал.

— Стоять, — сказал господин. — Стоять… Спокойно…

Неожиданно его лицо исказила гримаса ярости, и он два раза подряд нажал на курки. Они щелкнули вхолостую.

— Вы слышали про русскую рулетку, господа? — спросил он. — Ну!
— Слышали, — ответил офицер с багровым лицом.
— Можете считать, что сейчас вы оба в нее играете, а я являюсь чем-то вроде крупье. Доверительно сообщу, что в третьем гнезде каждого барабана стоит боевой патрон. Если вы меня поняли, дайте мне знать как можно быстрее.
— Каким образом? — спросил штабс-капитан.
— Поднимите руки вверх, — сказал бритый господин.

Офицеры подняли руки, звон упавшей на пол шашки заставил меня поморщиться.

— Вон отсюда, — сказал незнакомец, — и очень прошу не оглядываться по дороге. Я плохо это переношу.

Офицеры не заставили его повторять эти слова дважды — они покинули зал с проворным достоинством, оставив после себя недопитое вино и дымящуюся в пепельнице папиросу.

...

Котовский взял со стола один из своих револьверов. Выдвинув барабан вбок, он несколько раз взвел и спустил курок, тихо выругался и недоверчиво покачал головой. Я с удивлением заметил, что патроны вставлены во все гнезда барабана.

— Черт бы взял эти тульские наганы, — сказал он, поднимая на меня взгляд. — Никогда нельзя на них полагаться. Однажды я уже попал из-за них в такой переплет…

@темы: Виктор Пелевин

21:05 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— Я одну вещь понял, — сказал я. — Свобода бывает только одна — когда ты свободен от всего, что строит ум. Эта свобода называется "не знаю". Вы совершенно правы. Знаете, есть такое выражение: "Мысль изреченная есть ложь ". Чапаев, я вам скажу, что мысль неизреченная — тоже ложь, потому что в любой мысли уже присутствует изреченность.
— Это ты, Петька, хорошо изрек, — отозвался Чапаев.

@темы: Виктор Пелевин

20:13 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— Хорошо, — сказал Чапаев, хитро прищуриваясь, — насчет «кто» мы потом поговорим. А сейчас, друг милый, давай с «где» разберемся. Скажи-ка мне, где эта манда живет?
— В моем сознании.
— А сознание твое где?
— Вот здесь, — сказал я, постучав себя по голове.
— А голова твоя где?
— На плечах.
— А плечи где?
— В комнате.
— А где комната?
— В доме.
— А дом?
— В России.
— А Россия где?
— В беде, Василий Иванович.
— Ты это брось, — прикрикнул он строго. — Шутить будешь, когда командир прикажет. Говори.
— Ну как где. На Земле.

Мы чокнулись и выпили.

— А Земля где?
— Во Вселенной.
— А Вселенная где?

Я секунду подумал.

— Сама в себе.
— А где эта сама в себе?
— В моем сознании.
— Так что же, Петька, выходит, твое сознание — в твоем сознании?
— Выходит так.

...

— Хорошо, — сказал я. — Я тоже задам последовательность вопросов о местоположении.
— Задавай, задавай, — пробормотал Чапаев.
— Начнем по порядку. Вот вы расчесываете лошадь. А где находится эта лошадь?

Чапаев посмотрел на меня с изумлением.

— Ты что, Петька, совсем охренел?
— Прошу прощения?
— Вот она.

Несколько секунд я молчал. К такому повороту я совершенно не был готов.

@темы: Виктор Пелевин

19:05 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Анна хмыкнула.

— Очень мило, Пётр. Но я хочу сразу попросить вас об одолжении. Ради Бога, не начинайте опять за мной ухаживать. Перспектива романа с раненым кавалеристом в городе, где бывают перебои с водой и керосином, совершенно меня не привлекает.

Ничего иного я и не ждал.

@темы: Виктор Пелевин

18:58 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— Знаете, Петр, у меня такое чувство, что мы с вами виделись при очень важных для меня обстоятельствах.

Я пожал плечами.

— У вас случайно нет такого знакомого с красным лицом, тремя глазами и ожерельем из черепов? — спросил он. — Который между костров танцует? А? Еще высокий такой? И кривыми саблями машет?
— Может быть и есть, — сказал я вежливо, — но не могу понять, о ком именно вы говорите. Знаете, очень общие черты. Кто угодно может оказаться.

@темы: Виктор Пелевин

18:28 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— Я просто пытаюсь быть приятным собеседником. На самом деле я думаю о другом.
— О чем же? — спросил Чапаев.
— О том, что человек чем-то похож на этот поезд. Он точно так же обречен вечно тащить за собой из прошлого цепь темных, страшных, неизвестно от кого доставшихся в наследство вагонов. А бессмысленный грохот этой случайной сцепки надежд, мнений и страхов он называет своей жизнью. И нет никакого способа избегнуть этой судьбы.
— Ну отчего, — сказал Чапаев. — Способ есть.
— И вы его знаете? — спросил я.
— Конечно, — сказал Чапаев.
— Может быть, поделитесь?
— Охотно, — сказал Чапаев и щелкнул пальцами.

Башкир, казалось, только и ждал этого сигнала. Поставив фонарь на пол, он ловко поднырнул под перила, склонился над неразличимыми в темноте сочленениями вагонного стыка и принялся быстро перебирать руками. Что-то негромко лязгнуло, и башкир с таким же проворством вернулся на площадку.
Темная стена вагона напротив нас стала медленно отдаляться.

Я поднял глаза на Чапаева. Он спокойно выдержал мой взгляд.

@темы: Виктор Пелевин

19:53 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— А вы когда-нибудь задавались вопросом, почему эти перемены вообще происходят?

Тимур Тимурович пожал плечами.

— Так я вам скажу. Вы, надеюсь, не будете спорить с тем, что чем человек хитрее и бессовестнее, тем легче ему живется?
— Не буду.
— А легче ему живется именно потому, что он быстрее приспосабливается к переменам.
— Допустим.
— Так вот, существует такой уровень бессовестной хитрости, милостивый государь, на котором человек предугадывает перемены еще до того, как они произошли, и благодаря этому приспосабливается к ним значительно быстрее всех прочих. Больше того, самые изощренные подлецы приспосабливаются к ним еще до того, как эти перемены происходят.
— Ну и что?
— А то, что все перемены в мире происходят исключительно благодаря этой группе наиболее изощренных подлецов. Потому что на самом деле они вовсе не предугадывают будущее, а формируют его, переползая туда, откуда, по их мнению, будет дуть ветер. После этого ветру не остается ничего другого, кроме как действительно подуть из этого места.
— Почему это?
— Ну как же. Я же ведь вам объяснил, что говорю о самых гнусных, пронырливых и бесстыдных подлецах. Так неужели вы думаете, что они не сумеют убедить всех остальных, что ветер дует именно оттуда, куда они переползли?

@темы: Виктор Пелевин

19:51 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— Мне не понравился их комиссар, — сказал я, — этот Фурманов. В будущем мы можем не сработаться.
— Не забивайте себе голову тем, что не имеет отношения к настоящему, — сказал Чапаев. — В будущее, о котором вы говорите, надо еще суметь попасть. Быть может, вы попадете в такое будущее, где никакого Фурманова не будет. А может быть, вы попадете в такое будущее, где не будет вас.

@темы: Виктор Пелевин

20:13 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Я очень хорошо торгуюсь, кстати. Если увидете торговца, который снимает с себя рубаху и протягивает покупателю, подзывает жену и толкает её в ту же сторону, вложив в жёнину руку ключи от автомобиля, знайте, что это я прицениваюсь к орехам. Вся моя площадная театральность проявляется только тогда, когда я начинаю торговаться. Прыжки, ужимки, обливания водой, расшатывание зуба, объятия - неполный перечень моих приёмов. Есть ещё пена изо рта и пожирание мною только что разодранных руками арбузов.

@темы: Джон Шемякин

06:12 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
"Ужасное" - это совсем древнее, хтоническое, неоформившееся, клубящееся чёрное. Состояние ужаса - это когда всё, абсолютно всё, в этом мире чужое, непонятное, грозящее твоим исчезновением, смертью. Ужас - это смерть в её концентрированном виде. Кстати, всем доброе утро! Завтракал сегодня я персиками, на пляже, пытался косточками печь "блинчики", но не получалось ни разу: вода была какая-то не упругая, "глубокая" и тёплая, на такой "блинчики" не получаются...

А, про ужас, да. Так вот, ужас - это по настоящему архаичный неизбежный пиздец. Такое матёрое Зло, что даже и Злом назвать невозможно, настолько неприменимы к этому моллюску наши оценочные категории. Неизбежность. Смерть. Отсутствие.

И в первую очередь, отсутствие малейшего выбора.

А страх - он хороший. Он живой, во первых, он нас предостерегает, во вторых. Страх конкретен. Страх высоты, страх пьяных женщин, страх глубины, темноты, чёрта в ступе. Со страхом можно играть, можно над ним смеяться. У страха большие глаза! Страх можно приручить и на этом, кстати, строится человеческая культура. Развитие культуры - это развитие методик дрессировки страхов, превращение их в ручных зверьков, разведение страхов, спекуляция страхами, продажа страхов, покупка страхов, скрещивание страхов - это тоже культура.

Лучшее лекарство от ужаса - это желание выбора.

Я долгое время жил в достаточно максималистские времена. Страна помирала в двоемыслии, все участвовали в каком-то коллективном карнавале притворства и двурушничества. На этом фоне возникла какая-то удивительно неестетсенная при прочих равных условиях группа молодых максималистов, концентрирующихся на гуманитарных факультетах. Вы сразу можете себе вообразить эту группу, если попутно, окольно вспомните гитары, слепые перепечатки Ясперса, "возврат к истинному марксизму" и прочее горение сердцами. Одним из любимых полемических приёмов среди максималистов был такой: собеседника ставили перед категорическим выбором. Или-или. Вот ты как поступишь: побежишь спасать знамя в горящем райкоме или кинешься спасать котёнка, тонущего в луже. Я сильно утрирую, но кто из нас не рыдал в детстве над выбором, кого он любит больше - папу в тренировочных штанах или маму с половником?

Я был очень глупым и всякий раз совершал какой-то выбор в предложенной ситуации. Краснел, аргументировал, рвал голос.

А некоторое время спусти, уже, что называется, в семинарии мне авторитетно сообщили, что вот это самое "или-или" есть абсолютный дьволизм. Что милостливый наш создатель никогда не ставит человека в столь экстремальной положение. И вот эти самые "или-или" ( можно ещё or-or или H-oror) - есть ворота ужаса.

Нельзя решаться на выбор "или-или". Такое моё мнение. Как только мы соглашаемся (только соглашаемся, не более) на участие в этой бесчеловечности, мы отрицаем многообразие мира, мы перестаём что-либо видеть и чувствовать, цепенеем, теряем веру, принимаем правила чужой, враждебной игры, подчиняемся чужой воле. Если хотите, становимся соучастниками.

Выбор всегда многообразен. Иначе это не выбор, а обычное искушение.

@темы: Джон Шемякин

21:18 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
С детства мне нравились всяческие запасливые существа. Белки с их грибами и орехами по дуплам особенно мне были симпатичны. Ну вот лось какой-нибудь, думал я под завывание ветра, водя пальцем по узору на стене, вот лось...он бродит с рогами и орёт весной, сдирает горькую осиновую кору, летом его грызут насекомые, даже в нос лосиный забираются, осенью у лося гон, а зимой, разочарованный и тощий лосятка бродит по брюхо в мокром снегу и гложет всё те же ветки и молодые деревца. Спит, привалясь мокрым облезлым боком к ясеню, под немигающим взором старой совы. Незавидна участь инженера-холостяка, как бы говорит нам всем своим поведением лось с вешалкой на башке, шатаясь обессиленно меж стволов, шарясь по кустам в поисках скромного пропитания. Незавидна и опасна. А вот запасливые существа счастливы, всё у них хорошо. Мхом выстелены дупла, орехи там, грибы, семена разнообразные. Высунет белка морду из дупла, втягивая щёки и уминая даже их лапами, чтоб пролезла, стало быть, морда в отверстие, начинает оглядываться, что тут у нас за месяц такой? А, февраль!.. Так идите вы на хрен! Устроили тут февраль! Выдумали какую-то несусветицу! Чтоб вы все сдохли! И снова, уминая щёки, умничка такая в дупло - рраз... Свернулся клубком, пропихнул за щеку орех, вздохнул-всхлипнул и дормир але куше, силь ву пле, под завывания вьюги и стоны елей. Где-то кто-то кого-то рвёт окровавленными клыками в овраге, что у тракта на Вологду, воет, вытаращившись на луну, мчит по брюхо в ледяной жиже, сипя от ужаса, режет ноги бритвенными настом, а у тебя в сусеках уют и полноценный отдых. Существо с запасами значительно таинственней и романтичнее, чем какой-то прелый лесной скиталец. В жизни существа с запасами есть место для тайны, интриги. Можете легко проверить. Возьмите с собой коробочку и в людном месте (хоть бы и ресторации какой)начните с этой коробочкой проделывать разнообразные штуки, откройте её, закройте, спрячьте, достанье, положите и отойдите, вскрикните и подбегите снова. Увидите, как к вам потянуться любопытные взоры! Как вокруг вас, дыша духами и туманами, образуется толпа разнополых поклонников. Да, пусть идиотов, но идиотов позитивных и зажиточных.

@темы: Джон Шемякин

21:17 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Очень часто мне предлагают вспомнить то, вспомнить это. Я отвечаю на это предложение не сразу. Для начала я честно пытаюсь вспомнить имена, которые должны же быть у этих рож, что сидят вокруг меня и предлагают отдаться воспоминаниям о моём с этими рожами предполагаемом прошлом.

@темы: Джон Шемякин

14:10 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Секс может купить каждый.
Боже правый, да это же самая дешевая штука во Вселенной, если не считать человеческой жизни.

@темы: Роберт Шекли

17:57 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Пробрался на охраняемую веранду могучий нищий старик, из таких стариков, что к забору отшатнёшься, повстречавши глухой ночью в заборчатом переулке, заранее вытягивая из жилетного кармана часы. Нищий старик имел при себе в нагрудной сумке одноглазого кота. Тоже очень впечатляющего. Кот с башкой размером с многодетную кастрюлю сверлил меня единственным глазом. На обгрызенном ухе сидела муха. Вот есть коты, глядя на которых, живо представляешь себе бабушку-вязальщицу в чепце с потёртыми лентами, постреливающую угольками печь, половик на восковых половицах. А есть такие коты, что сразу кровь, тоскливый утробный вой за мшистой крепостной стеной и седой сутулый инквизитор потирает заросший щетиной подбородок в отсвете факела. Представленный моему вниманию кот был из последних. Они с дедом были похожи на ветеранов Скорценни. Дед протянул мне бумагу, на которой было достаточно уверенно начертано: "Прошу для котика! Будь человеком!"

@темы: Джон Шемякин

06:29 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Мне остается дать тебе только один маленький совет: если тебе когда-нибудь перевалит за пятьдесят и ты почувствуешь расположение жениться на ком-нибудь — все равно на ком, запрись в своей комнате, если она у тебя будет, и отравись не мешкая. Повеситься — пошлое дело, и потому ты этим делом не занимайся. Отравись, Сэмивел, мой мальчик, отравись, и впоследствии ты об этом не пожалеешь!

@темы: Чарльз Диккенс

16:04 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
У меня такой интерком установили в своё время, что очень громко он спрашивает. У соседа по лестничной площадке такой же громогласный агрегат. Одно время мы с соседом, выпив каждый у себя много вкусного и полезного джина, разговаривали, стоя у своих интеркомов, за жизнь. Очень удобно. Стоишь, упершись могучим лбом в кнопку переговорного устройства, и мычишь про обуявшие тебя тревоги. И сосед подхватывает всё это дело своим звериным воем, перечисляя уже свои прегрешения. Так мы могли перекликаться гортанным клёкотом очень долго. Эхо до первого этажа долетало, дробясь и переплетаясь. Но потом в подъезд въехали два дизайнера-наркомана, которые, услышав однажды наш диалог, возвращаясь после очередного своего пати, чуть было не уверовали. Один так просто едва не рехнулся окончательно. Потом рассказывал всем, что именно голоса велели ему. Это, когда он своего сожителя душил шарфом. Пришлось прекратить. Жалко.

@темы: Джон Шемякин

15:08 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Своей навязчивой бесхребетной добротой и деликатностью, основанной более на равнодушии, чем на искренности, я разрушил больше отношений и судеб, чем если бы я бродил с разделочным ножом возле детских площадок под неверным светом фонарей.

@темы: Джон Шемякин

Цитатохранилище Джина Маттео

главная