Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: виктор пелевин (список заголовков)
20:09 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Практически, Петька, я тебе скажу, что, если ты боишься, нам обоим скоро хана. Потому что страх всегда притягивает именно то, чего ты боишься. А если ты ничего не боишься, ты становишься невидим. Лучшая маскировка — это безразличие. Если ты по-настоящему безразличен, никто из тех, кто может причинить тебе зло, про тебя просто не вспомнит и не подумает.

@темы: Виктор Пелевин

20:07 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Вот представь себе, что ты упал в бочку с водой и тонешь. Представил? А теперь представь, что ты на секунду высунул голову, увидел свет, глотнул воздуха и что-то коснулось твоих рук. И ты за это схватился и держишься. Так вот, если считать, что всю жизнь тонешь (а так это и есть), то любовь – это то, что помогает тебе удерживать голову над водой.

@темы: Виктор Пелевин

20:06 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
- Я там долго-долго сидел. Было такое чувство, что вот-вот пойму самое важное. Но я так ничего и не понял.
- Так всегда бывает.
- Что ты имеешь в виду? Бывает, когда долго сидишь на стуле перед зеркалом?
- Бывает, когда кажется, что вот-вот поймешь что-то важное. Это как свист пули или гул самолета. Если ты их слышишь, значит, они уже пролетели мимо.

@темы: Виктор Пелевин

20:04 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Свобода воли.
Жизнь – это как падение с крыши.
Можешь остановиться?
Нет.
Можешь вернуться назад?
Нет.
Можешь полететь в сторону?
Только в рекламе трусов для прыжка с крыши.
Свобода воли заключается в том, что ты можешь выбирать – пёрнуть в полете или дотерпеть до земли.
Вот по этому поводу все философы и спорят.

@темы: Виктор Пелевин

20:02 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Будущее вырабатывается из прошлого, поэтому, чем дальше мы уходим в будущее, тем больше требуется прошлого для его производства. Так сказать, чем ближе звезды, тем глубже котлован.

@темы: Виктор Пелевин

06:49 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
У человека есть мир, в котором он живет. Человек является человеком потому, что ничего, кроме этого мира, не видит. А когда ты принимаешь сверхдозу ЛСД или объедаешься пантерными мухоморами, что вообще полное безобразие, ты совершаешь очень рискованный поступок. Ты выходишь из человеческого мира, и, если бы ты понимал, сколько невидимых глаз смотрит на тебя в этот момент, ты бы никогда этого не делал. А если бы ты увидел хоть малую часть тех, кто на тебя при этом смотрит, ты бы умер со страху. Этим действием ты заявляешь, что тебе мало быть человеком и ты хочешь быть кем-то другим. Во-первых, чтобы перестать быть человеком, надо умереть. Ты хочешь умереть?

@темы: Виктор Пелевин

19:13 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Представьте фокусника, который, сидя перед лампой, складывает пальцы в сложные фигуры, так, что на стене появляются тени зверей, птиц, чертей и красавиц. А после этого он до смерти пугается этих чертей, влюбляется в красавиц и убегает от тигров, забывая, что это просто тени от его пальцев. Можно было бы назвать его безумцем, не будь сам этот фокусник попросту тенью от знаков "фокус" и "человек". Весь мир вокруг - такой театр теней; пальцы фокусника - это слова, а лампа - это ум. В реальности же нет не только предметов, на которые намекают тени, но даже и самих теней - есть только свет, которого в одних местах больше, а в других меньше. Так на что надеяться? И чего бояться? Однако, говоря об этом, я не беру лампу истины в руки, а просто гну перед ней пальцы слов, создавая новые и новые тени. Поэтому лучше вообще не открывать рта.

@темы: Виктор Пелевин

19:11 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Журнал был малоинтересен, потому что его главным содержанием был мат, от обилия которого делалось скучно (хотя выражения вроде «отъебись от меня на три хуя» или «иди ты на хуи и там погибни» приятно удивляли, пробуждая надежду, что русский народ еще не сказал последнего слова в истории).

@темы: Виктор Пелевин

19:09 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Покурив однажды очень хорошей травы, он случайно открыл основной экономический закон постсоциалистической формации: первоначальное накопление капитала является в ней также и окончательным.

@темы: Виктор Пелевин

20:55 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Шурик подошел минут через десять — держа в руке "ТТ" с длинным глушителем, он выбрел на поляну, оглядел Коляна с Володиным и спрятал пистолет под свой кашемировый бушлат.

— Чтоб я эти поганки когда-нибудь в жизни еще раз в рот взял, — сказал он глухим голосом, — ни за какие бабки. Две обоймы расстрелял, а в кого — не пойму.

@темы: Виктор Пелевин

19:28 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
- Я раз с мокрухи шел, на душе тоска, сомнения всякие — короче, душевная слабость. А там ларек с иконками, книжечки всякие. Ну я одну и купил, "загробная жизнь" называется. Почитал, что после смерти бывает. В натуре, все знакомое. Сразу узнал. Кэпэзэ, суд, амнистия, срок, статья. Помереть — это как из тюрьмы на зону. Отправляют душу на такую небесную пересылку, мытарства называется. Все как положено, два конвойных, все дела, снизу карцер, сверху ништяк. А на этой пересылке тебе дела шьют — и твои, и чужие, а ты отмазываться должен по каждой статье. Главное — кодекс знать. Но если кум захочет, он тебя все равно в карцер засадит. Потому что у него кодекс такой, по которому ты прямо с рождения по половине статей проходишь. Там, например, такая статья есть — за базар ответишь. И не когда базарил где не надо, а вообще, за любое слово, которое в жизни сказал. Понял? Как на цырлах ни ходи, а посадить тебя всегда есть за что. Была б душа, а мытарства найдутся. Но кум тебе срок скостить может, особенно если последним говном себя назовешь. Он это любит. А еще любит, чтоб боялись его. Боялись и говном себя чувствовали. А у него — сияние габаритное, крылья веером, охрана — все дела. Сверху так посмотрит — ну что, говно? Все понял?
...
- Смотри, при Сталине после смерти атеизм был, а теперь опять религия. А по ней после смерти все как при Сталине. Ты прикинь, как тогда было. Все знают, что по ночам в Кремле окошко горит, а за ним — Он. И он тебя любит как родного, а ты его и боишься до усеру, и тоже как бы любить должен всем сердцем. Как в религии. Я про Сталина почему вспомнил — стал думать, как так можно — бояться до усеру и одновременно любить всем сердцем.
Главное, тьма там и скрежет зубовный. Я как прочел, полчаса потом думал, какие у души зубы. Чуть крыша не съехала. Потом дальше стал читать. Так понял, что если говном вовремя назовешься, даже не назовешься, а в натуре поймешь, что всегда говном был полным, тебе амнистия выйдет — в рай пустят, к нему. Главный кайф у них, как я понял, на кума все время смотреть, как он на трибуне парад принимает. И ничего им больше не надо, потому что там или это, или зубами у параши скрипеть, и все. И главное, сука, главное в этом деле то, что другого и быть ничего не может — или на верхние нары, или в карцер. Короче, всю систему просек. Только не въехал, кто так придумал круто?
...
— Чего скажу? Как вверху, так и внизу. А как внизу, так и вверху. А когда все вверх дном, как объяснить, что ни верха нет, ни низа? Вот и говорят на Руси — ночью жопа барынька.
— Во прется чувак, — сказал Колян. — Даже завидно. Ты сколько съел-то?
— Тебя самого не прет, что ли? — спросил Шурик. — По всему загробному миру только что проехал. И еще нас с собой прокатил. У тебя, оказывается, не только мент с адвокатом внутри, у тебя еще и целый синод.

@темы: Виктор Пелевин

18:25 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— В лес бежим, быстро! — повторил Володин и вскочил на ноги.
— Какой лес? Ведь никакого леса нет на самом деле!
— Ты, главное, беги, а лес образуется. Давай беги! И ты, Колян, ноги делай. Сбор у костра.

@темы: Виктор Пелевин

17:42 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Котовского не надо было уговаривать. Белые дорожки, которые он насыпал на поверхность стола, скорее походили на два недостроенных шоссе. Совершив все необходимые манипуляции, он откинулся в кресле. Выждав из вежливости минуту, я спросил:

— И часто вы о России думаете?
— Когда в Одессе жил, каждый день думал не менее трех раз, — сказал он глухим голосом. — До того доходило, что кровь из носу шла. Потом бросил. Не хочу от чего-то зависеть.

@темы: Виктор Пелевин

06:05 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
У входа стоял высокий широкоплечий человек в серой паре и малиновой косоворотке. Его лицо было волевым и сильным — если бы его не портил скошенный назад маленький подбородок, оно великолепно смотрелось бы на античном барельефе. Он был брит наголо, а в руках у него было по револьверу. Оба офицера замерли на месте, бритый господин быстро подошел к нашему столу и остановился, приставив свои револьверы к их головам. Штабс-капитан быстро заморгал.

— Стоять, — сказал господин. — Стоять… Спокойно…

Неожиданно его лицо исказила гримаса ярости, и он два раза подряд нажал на курки. Они щелкнули вхолостую.

— Вы слышали про русскую рулетку, господа? — спросил он. — Ну!
— Слышали, — ответил офицер с багровым лицом.
— Можете считать, что сейчас вы оба в нее играете, а я являюсь чем-то вроде крупье. Доверительно сообщу, что в третьем гнезде каждого барабана стоит боевой патрон. Если вы меня поняли, дайте мне знать как можно быстрее.
— Каким образом? — спросил штабс-капитан.
— Поднимите руки вверх, — сказал бритый господин.

Офицеры подняли руки, звон упавшей на пол шашки заставил меня поморщиться.

— Вон отсюда, — сказал незнакомец, — и очень прошу не оглядываться по дороге. Я плохо это переношу.

Офицеры не заставили его повторять эти слова дважды — они покинули зал с проворным достоинством, оставив после себя недопитое вино и дымящуюся в пепельнице папиросу.

...

Котовский взял со стола один из своих револьверов. Выдвинув барабан вбок, он несколько раз взвел и спустил курок, тихо выругался и недоверчиво покачал головой. Я с удивлением заметил, что патроны вставлены во все гнезда барабана.

— Черт бы взял эти тульские наганы, — сказал он, поднимая на меня взгляд. — Никогда нельзя на них полагаться. Однажды я уже попал из-за них в такой переплет…

@темы: Виктор Пелевин

21:05 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— Я одну вещь понял, — сказал я. — Свобода бывает только одна — когда ты свободен от всего, что строит ум. Эта свобода называется "не знаю". Вы совершенно правы. Знаете, есть такое выражение: "Мысль изреченная есть ложь ". Чапаев, я вам скажу, что мысль неизреченная — тоже ложь, потому что в любой мысли уже присутствует изреченность.
— Это ты, Петька, хорошо изрек, — отозвался Чапаев.

@темы: Виктор Пелевин

20:13 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— Хорошо, — сказал Чапаев, хитро прищуриваясь, — насчет «кто» мы потом поговорим. А сейчас, друг милый, давай с «где» разберемся. Скажи-ка мне, где эта манда живет?
— В моем сознании.
— А сознание твое где?
— Вот здесь, — сказал я, постучав себя по голове.
— А голова твоя где?
— На плечах.
— А плечи где?
— В комнате.
— А где комната?
— В доме.
— А дом?
— В России.
— А Россия где?
— В беде, Василий Иванович.
— Ты это брось, — прикрикнул он строго. — Шутить будешь, когда командир прикажет. Говори.
— Ну как где. На Земле.

Мы чокнулись и выпили.

— А Земля где?
— Во Вселенной.
— А Вселенная где?

Я секунду подумал.

— Сама в себе.
— А где эта сама в себе?
— В моем сознании.
— Так что же, Петька, выходит, твое сознание — в твоем сознании?
— Выходит так.

...

— Хорошо, — сказал я. — Я тоже задам последовательность вопросов о местоположении.
— Задавай, задавай, — пробормотал Чапаев.
— Начнем по порядку. Вот вы расчесываете лошадь. А где находится эта лошадь?

Чапаев посмотрел на меня с изумлением.

— Ты что, Петька, совсем охренел?
— Прошу прощения?
— Вот она.

Несколько секунд я молчал. К такому повороту я совершенно не был готов.

@темы: Виктор Пелевин

19:05 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
Анна хмыкнула.

— Очень мило, Пётр. Но я хочу сразу попросить вас об одолжении. Ради Бога, не начинайте опять за мной ухаживать. Перспектива романа с раненым кавалеристом в городе, где бывают перебои с водой и керосином, совершенно меня не привлекает.

Ничего иного я и не ждал.

@темы: Виктор Пелевин

18:58 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— Знаете, Петр, у меня такое чувство, что мы с вами виделись при очень важных для меня обстоятельствах.

Я пожал плечами.

— У вас случайно нет такого знакомого с красным лицом, тремя глазами и ожерельем из черепов? — спросил он. — Который между костров танцует? А? Еще высокий такой? И кривыми саблями машет?
— Может быть и есть, — сказал я вежливо, — но не могу понять, о ком именно вы говорите. Знаете, очень общие черты. Кто угодно может оказаться.

@темы: Виктор Пелевин

18:28 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— Я просто пытаюсь быть приятным собеседником. На самом деле я думаю о другом.
— О чем же? — спросил Чапаев.
— О том, что человек чем-то похож на этот поезд. Он точно так же обречен вечно тащить за собой из прошлого цепь темных, страшных, неизвестно от кого доставшихся в наследство вагонов. А бессмысленный грохот этой случайной сцепки надежд, мнений и страхов он называет своей жизнью. И нет никакого способа избегнуть этой судьбы.
— Ну отчего, — сказал Чапаев. — Способ есть.
— И вы его знаете? — спросил я.
— Конечно, — сказал Чапаев.
— Может быть, поделитесь?
— Охотно, — сказал Чапаев и щелкнул пальцами.

Башкир, казалось, только и ждал этого сигнала. Поставив фонарь на пол, он ловко поднырнул под перила, склонился над неразличимыми в темноте сочленениями вагонного стыка и принялся быстро перебирать руками. Что-то негромко лязгнуло, и башкир с таким же проворством вернулся на площадку.
Темная стена вагона напротив нас стала медленно отдаляться.

Я поднял глаза на Чапаева. Он спокойно выдержал мой взгляд.

@темы: Виктор Пелевин

19:53 

Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
— А вы когда-нибудь задавались вопросом, почему эти перемены вообще происходят?

Тимур Тимурович пожал плечами.

— Так я вам скажу. Вы, надеюсь, не будете спорить с тем, что чем человек хитрее и бессовестнее, тем легче ему живется?
— Не буду.
— А легче ему живется именно потому, что он быстрее приспосабливается к переменам.
— Допустим.
— Так вот, существует такой уровень бессовестной хитрости, милостивый государь, на котором человек предугадывает перемены еще до того, как они произошли, и благодаря этому приспосабливается к ним значительно быстрее всех прочих. Больше того, самые изощренные подлецы приспосабливаются к ним еще до того, как эти перемены происходят.
— Ну и что?
— А то, что все перемены в мире происходят исключительно благодаря этой группе наиболее изощренных подлецов. Потому что на самом деле они вовсе не предугадывают будущее, а формируют его, переползая туда, откуда, по их мнению, будет дуть ветер. После этого ветру не остается ничего другого, кроме как действительно подуть из этого места.
— Почему это?
— Ну как же. Я же ведь вам объяснил, что говорю о самых гнусных, пронырливых и бесстыдных подлецах. Так неужели вы думаете, что они не сумеют убедить всех остальных, что ветер дует именно оттуда, куда они переползли?

@темы: Виктор Пелевин

Цитатохранилище Джина Маттео

главная