06:12 

Джин Маттео
Then the unnamed feeling it comes alive, then the unnamed feeling takes me away
"Ужасное" - это совсем древнее, хтоническое, неоформившееся, клубящееся чёрное. Состояние ужаса - это когда всё, абсолютно всё, в этом мире чужое, непонятное, грозящее твоим исчезновением, смертью. Ужас - это смерть в её концентрированном виде. Кстати, всем доброе утро! Завтракал сегодня я персиками, на пляже, пытался косточками печь "блинчики", но не получалось ни разу: вода была какая-то не упругая, "глубокая" и тёплая, на такой "блинчики" не получаются...

А, про ужас, да. Так вот, ужас - это по настоящему архаичный неизбежный пиздец. Такое матёрое Зло, что даже и Злом назвать невозможно, настолько неприменимы к этому моллюску наши оценочные категории. Неизбежность. Смерть. Отсутствие.

И в первую очередь, отсутствие малейшего выбора.

А страх - он хороший. Он живой, во первых, он нас предостерегает, во вторых. Страх конкретен. Страх высоты, страх пьяных женщин, страх глубины, темноты, чёрта в ступе. Со страхом можно играть, можно над ним смеяться. У страха большие глаза! Страх можно приручить и на этом, кстати, строится человеческая культура. Развитие культуры - это развитие методик дрессировки страхов, превращение их в ручных зверьков, разведение страхов, спекуляция страхами, продажа страхов, покупка страхов, скрещивание страхов - это тоже культура.

Лучшее лекарство от ужаса - это желание выбора.

Я долгое время жил в достаточно максималистские времена. Страна помирала в двоемыслии, все участвовали в каком-то коллективном карнавале притворства и двурушничества. На этом фоне возникла какая-то удивительно неестетсенная при прочих равных условиях группа молодых максималистов, концентрирующихся на гуманитарных факультетах. Вы сразу можете себе вообразить эту группу, если попутно, окольно вспомните гитары, слепые перепечатки Ясперса, "возврат к истинному марксизму" и прочее горение сердцами. Одним из любимых полемических приёмов среди максималистов был такой: собеседника ставили перед категорическим выбором. Или-или. Вот ты как поступишь: побежишь спасать знамя в горящем райкоме или кинешься спасать котёнка, тонущего в луже. Я сильно утрирую, но кто из нас не рыдал в детстве над выбором, кого он любит больше - папу в тренировочных штанах или маму с половником?

Я был очень глупым и всякий раз совершал какой-то выбор в предложенной ситуации. Краснел, аргументировал, рвал голос.

А некоторое время спусти, уже, что называется, в семинарии мне авторитетно сообщили, что вот это самое "или-или" есть абсолютный дьволизм. Что милостливый наш создатель никогда не ставит человека в столь экстремальной положение. И вот эти самые "или-или" ( можно ещё or-or или H-oror) - есть ворота ужаса.

Нельзя решаться на выбор "или-или". Такое моё мнение. Как только мы соглашаемся (только соглашаемся, не более) на участие в этой бесчеловечности, мы отрицаем многообразие мира, мы перестаём что-либо видеть и чувствовать, цепенеем, теряем веру, принимаем правила чужой, враждебной игры, подчиняемся чужой воле. Если хотите, становимся соучастниками.

Выбор всегда многообразен. Иначе это не выбор, а обычное искушение.

@темы: Джон Шемякин

URL
   

Цитатохранилище Джина Маттео

главная